Проблема отграничения контрабанды от смежных составов

Проблемы отграничения терроризма от смежных составов преступлений

Проблема отграничения контрабанды от смежных составов
Ключевые слова: ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ; ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКА; ОРГАНИЗАЦИЯ НЕЗАКОННОГО ВООРУЖЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ ИЛИ УЧАСТИЕ В НЕМ; БАНДИТИЗМ; ДИВЕРСИЯ; ПОСЯГАТЕЛЬСТВО НА ЖИЗНЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО ИЛИ ОБЩЕСТВЕННОГО ДЕЯТЕЛЯ; TERRORIST ACT; A HOSTAGE SITUATION; ORGANIZATION OF AN ILLEGAL ARMED FORMATION OR PARTICIPATION THEREIN; ROBBERY; SABOTAGE; THE ENCROACHMENT ON LIFE STATE OR THE PUBLIC FIGURE. Аннотация: В настоящей статье автором осуществлено исследование, предопределяющее разграничение террористического акта со смежными составами преступлений, в частности, с захватом заложника, организацией незаконного вооруженного формирования или участия в нем, бандитизмом, диверсией, посягательством на жизнь государственного или общественного деятеля.

Терроризм на сегодняшний день становится проблемой глобального масштаба. Он представляет угрозу государственной национальной безопасности, является наиболее опасным преступлением современности. Количество выявленных преступлений террористической направленности на территории Российской Федерации за последние пять лет возрастало. Однако в 2017 году число террористических преступлений уменьшилось – с 2227 преступлений в 2016 году до 1871 преступлений в 2017 году, что в процентном соотношении составляет спад на 16 %. В период с января по сентябрь 2018 года на территории государства выявлен 1341 случай преступлений террористической направленности, то есть отмечается тенденция снижения количества данного вида преступлений [2].

Освещаемая в настоящей статье тема обладает несомненной актуальностью, так как в практической деятельности очень часто возникают сложности при отграничении террористического акта от иных схожих преступлений. Это связано с тем, что у них много схожих признаков, а также сформирована неоднозначная правоприменительная практика.

Смежными составами преступления к террористическому акту являются захват заложника (ст. 206 Уголовного кодекса РФ [1] (далее – УК РФ)), бандитизм (ст. 209 УК РФ), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ), насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278 УК РФ), диверсия (ст. 281 УК РФ).

Захват заложников от террористического акта отличается по таким критериям, как дополнительный непосредственный объект, потерпевший, объективная сторона, цель, условия освобождения от уголовной ответственности.

В качестве дополнительного непосредственного объекта захвата заложника выделяют здоровье, личную свободу гражданина. Под заложником понимается лицо, которое захвачено и удерживается в целях понуждения государства, организации, отдельных лиц совершить определенное действие или воздержаться от его совершения, что будет служить условием его освобождения.

Разграничение составов террористического акта и захвата заложника производится также по признакам объективной стороны.

Объективная сторона захвата заложника заключается в насильственном ограничении свободы, при этом в большинстве случаев для заложника отсутствует опасность.

В очень редких ситуациях создается опасность для большого количества людей, что возможно при захвате заложника как составного элемента террористического акта.

Обязательным признаком субъективной стороны захвата заложников является цель – понуждение государства, организации, отдельных лиц совершить определенное действие или воздержаться от его совершения, что будет служить условием его освобождения.

Организацию незаконного вооруженного формирования или участия в нем (ст. 208 УК РФ) необходимо отграничивать от террористического акта по признакам объективной стороны, субъекта и цели.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст.

208 УК РФ, заключается в непосредственном создании незаконного вооруженного формирования, его руководстве, финансировании, непосредственном участии в нем [3, с. 67].

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 208 УК РФ, предполагает наличие прямого конкретизированного умысла. Цель здесь не является обязательным признаком субъективной стороны преступления.

В то же время, для террористического акта обязательным признаком субъективной стороны является цель, состоящая в прямом воздействии на принятие конкретного решения государством или международными органами.

Ст. 209 УК РФ определяет бандитизм как создание устойчивой вооруженной группы, именуемой бандой, с целью нападения на физических лиц или организации, а также руководство такой бандой.

Такой признак субъективной стороны бандитизма, как цель, заключается в наличии различных корыстных интересов, которые опосредуют нападение на граждан или организации, а цель террористического акта – устрашение населения и воздействие на государственные органы или международные организации.

Вооруженность является обязательным признаком бандитизма. При этом, в случае совершения террористического акта применение оружия не является обязательным.

Признаки объективной стороны бандитизма составляет создание банды, состоящей из двух или более лиц, с целью нападения на физических лиц или организации. Если же при совершении террористического акта была создана террористическая группировка, то такое деяние необходимо квалифицировать по ст. 205.4 УК РФ как организацию деятельности террористической организации и участие в ее деятельности.

Сложности возникают также при отграничении террористического акта от диверсии (ст. 281 УК РФ).

Под диверсией понимается совершение взрыва, поджога, иных действий, которые направлены на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения, что совершается для подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации.

Что касается отграничения диверсии и террористического акта, то, как указано выше, диверсия проявляется в определенных действиях, как взрыв, поджог, иные опасные действия. Террористический акт также может проявляться в этих действиях, при этом под его квалификацию подпадают также насильственные действия или угрозы их совершения.

Преступник, совершающий диверсию, направляет свои действия на причинение вреда или ущерба, что проявляется в разрушении или повреждении предприятий, сооружений, объектов жизнеобеспечения населения.

Основная направленность террористического акта – устрашение населения или отдельно взятой его части, поддержание страха в обществе; его совершение воздействует на органы власти или международные организации.

Диверсия преследует ослабление государства, подрыв его экономической безопасности, оборонного комплекса. Диверсионный акт дестабилизирует деятельность органов государства, обстановку в обществе. В качестве цели терроризма необходимо определить оказание воздействия на органы государственной власти или международные организации для принятия ими определенного решения.

Действия диверсантов имеют скрытый характер, они не придаются огласке. Напротив, действия террористов открыты, они выдвигают конкретные требования, не скрывая своих намерений [4, с. 48].

Различен и возраст привлечения к уголовной ответственности за совершение террористического акта и диверсии. За совершение террористического акта возраст привлечения к уголовной ответственности составляет 14 лет. Уголовная ответственность за совершение диверсии наступает с 16-летнего возраста.

Несомненной актуальностью обладает также вопрос разграничения террористического акта и посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ). Разграничение указанных составов преступлений осуществляется, в частности, по основному непосредственному объекту.

Основной непосредственный объект террористического акта – общественные отношения в сфере обеспечения общей общественной безопасности.

Что касается посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, то здесь в качестве основного непосредственного объекта выступают общественные отношения в области обеспечения конституционных основ государственности.

Также отграничение составов преступлений, содержащихся в ст. 205 и ст. 277 УК РФ, осуществляется по дополнительному непосредственному объекту.

Совершение террористического акта предполагает посягательство на такой дополнительный непосредственный объект, как общественные отношения в сфере обеспечения неприкосновенности жизни и здоровья человека, собственности, органов государственной власти и международных организаций. При этом ст.

277 УК РФ в качестве дополнительного непосредственного объекта определяет общественные отношения, которые обеспечивают жизнь государственного или общественного деятеля.

Принципиальным различием является и направленность совершения анализируемых преступлений. Совершение террористического акта не нацелено на конкретного потерпевшего, а в ст. 277 УК РФ определен конкретный потерпевший – государственный или общественный деятель.

В диспозиции ч. 1 ст. 205 УК РФ определена специальная цель совершения преступления как обязательный признак субъективной стороны. Она указана как воздействие на принятие решения органами власти или международными организациями. При этом в ст. 277 УК РФ цель обозначена как прекращение его государственной или иной политической деятельности, или же из мести за эту деятельность.

Различие производится и по субъекту преступления, а именно – касаемо возраста, с наступления которого возможно привлечение к уголовной ответственности.

Как уже указывалось выше, за совершение террористического акта предусмотрен пониженный возраст уголовной ответственности – 14 лет, тогда как за совершение преступления, состав которого закреплен в ст.

277 УК РФ, уголовная ответственность наступает с 16 лет.

Установление различия между составами преступлений, предусмотренными ст. 205 и 277 УК РФ, не исключает возможности квалифицировать определенное деяние по совокупности этих составов.

Указанное возможно при совершении взрывов на митинге, где находится большое количество людей и происходит выступление государственного или общественного деятеля. Обязательным условием квалификации такого деяния как совокупности преступлений по ст. 205 и ст.

277 УК РФ является преследование преступником цели, характеризующей совершение как террористического акта, так и посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля одновременно [5, с. 149].

Таким образом, проведенный анализ разграничения схожих преступлений показывает, что при отграничении террористического акта от смежных преступлений возникают некие сложности.

Для устранения такой проблемы необходимо обобщить судебную практику и урегулировать данную проблему путем принятия Постановления Пленума Верховного Суда РФ о преступлениях, схожих с террористической деятельностью.

Важным моментом разграничения террористического акта и смежных преступлений является учет при квалификации всей совокупности признаков каждого из составов преступлений. Это позволит облегчить правоприменителям осуществление квалификации анализируемых в статье схожих преступлений.

Список литературы

Источник: https://novaum.ru/public/p1299

Проблема борьбы с контрабандой

Проблема отграничения контрабанды от смежных составов

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила аналогичный протест заместителя Генерального прокурора РФ, указав следующее.

В соответствии с диспозицией ч. 1 ст. 188 УК РФ контрабанда как состав преступления представляет перемещение через таможенную границу Российской Федерации в крупном размере товара или иных предметов, совершенное помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов, либо сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием.

Из указанной нормы следует, что перемещение через таможенную границу валютных средств требует соблюдения правил таможенного контроля и таможенного оформления.

Однако в приговоре суда первой инстанции и в постановлении президиума областного суда не указано, какие конкретно правила таможенного контроля и таможенного оформления были нарушены Гоголем.

Между тем в ч. 3 ст. 2 Закона РФ от 9 октября 1992 года “О валютном регулировании и валютном контроле” с внесенными в него изменениями и дополнениями указано, что ввоз в Российскую Федерацию валюты осуществляется резидентами и нерезидентами в порядке, установленном Центральным банком РФ совместно с Министерством финансов РФ и Государственным таможенным комитетом РФ.

В пункте 2.

4 Инструкции по таможенному оформлению и таможенному контролю товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации физическими лицами и не предназначенных для производственной или иной коммерческой деятельности, указано, что обязательному декларированию в письменной форме подлежит ввозимая в Российскую Федерацию иностранная валюта, если ее сумма превышает в эквиваленте 10000 долларов США. Указанная редакция инструкции действует с 16 января 2002 года.

На момент инкриминируемых Гоголю преступных деяний в п.п. “б” п. 2.4 названной Инстанции каких-либо ограничений на ввозимую в Российскую Федерацию иностранную валюту указаний не было. Следовательно, ввоз иностранной валюты по ее сумме не был ограничен.

С учетом изложенного в действиях Гоголя отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 188 УК РФ.

Иностранная валюта в размере 3540 долларов США и 23000 японских иен, обращенная по приговору суда в доход государства как предмет преступления, подлежит возвращению Гоголю38.

Таким образом, обязательным условием для наступления уголовной ответственности является перемещение товаров и иных предметов в крупном размере, за исключением товаров и предметов, перечисленных в ч. 2 ст. 188 УК. Для наступления уголовной ответственности в последнем случае не имеет значения, в каком размере перемещаются товары или иные предметы.

Подводя итог, следует сказать следующее, проблемные вопросы в правоприменительной практике неизбежно приводят к необходимости постановки задачи дальнейшего совершенствования российского уголовного законодательства.

Заключение

В заключение проведенного исследования сформулируем ряд обобщенных выводов и предложений.

В процессе исследования установили, что:

– общественная опасность контрабанды определяется тем, что данным деянием причиняется существенный ущерб внешнеэкономической деятельности, имеющей важное значение для развития экономики Российской Федерации.

Кроме того, контрабанда может причинить большой ущерб общественной безопасности, нравственности населения, жизни и здоровью человека и иным правоохраняемым интересам при незаконном перемещении через таможенную границу предметов, запрещенных в гражданском обороте, например, наркотических средств, сильнодействующих, ядовитых, отравляющих или взрывчатых веществ, огнестрельного оружия, боеприпасов и т.п.;

– контрабанда считается оконченным преступлением с момента фактического незаконного перемещения товаров или иных предметов и веществ через государственную границу Российской Федерации;

– для состава контрабанды не имеет значения, чем было обусловлено желание виновного незаконно переместить товары или иные предметы через таможенную границу Российской Федерации;

– контрабанда заключается в незаконном перемещении через таможенную границу Российской Федерации товаров или иных предметов;

– анализ уголовно-правового состава и квалифицирующих признаков контрабанды, представленный в работе, является весьма значимым для совершенствования борьбы с этим видом  преступлений; объективная сторона преступления выражается в перемещении товаров или иных предметов через таможенную границу Российской Федерации; субъектами рассматриваемого преступления могут быть иные лица, указанные в примечании к ст. 285 УК, если они совершили контрабанду с использованием своего служебного положения; субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом; квалифицирующими признаками ч. 3 ст. 188 УК являются: должностным лицом с использованием своего служебного положения; с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный контроль; по ч. 4 – деяния, совершенные организованной группой; уголовная ответственность за контрабанду наступает с 16 лет.

В качестве основных итогов исследования уместным представляется предложить следующие теоретические выводы:

  • требуют закрепления вопросы, связанные с оценкой признаков предмета контрабанды;
  • рассмотренные выше вопросы квалификации контрабанды неизбежно приводят к необходимости постановки задачи дальнейшего совершенствования российского уголовного законодательства в этой области;
  • одной из причин слабого использования правоохранительными органами уголовно-правовых методов борьбы с контрабандой является недостаточное знание законодательства о ней, а также сложность и противоречивость таможенного законодательства, которое необходимо учитывать при применении бланкетной статьи о контрабанде в УК РФ;

Работу по совершенствованию уголовного законодательства в вопросах квалификации контрабанды, целесообразно провести по следующим основным направлениям: обобщить положения по квалификации контрабанды, содержащиеся в действующих постановлениях разных лет; внести изменения в положения, вошедшие в противоречие или не соответствующие содержанию действующего уголовного законодательства о контрабанде; дополнить постановление толкованием новых положений, а также тех, которые ранее не комментировались высшей судебной инстанцией.

Все о ваших правах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: